Николай Бенко, генеральный директор компании «Агроплазма»: «Селекция – это конкуренция и ежедневная борьба за рынок и потребителя»

Дата: 21.03.2019 в 18:57

Сегодня российская компания «Агроплазма» является одним из лидеров в селекции и семеноводстве подсолнечника и планирует добиться таких же успехов по кукурузе. Сложно представить, но 20 лет назад предприятие начинало свою деятельность почти с нуля. Кроме интеллектуального капитала и опыта работы ее основателя Николая Ивановича Бенко у новой компании не было ничего. Ни инвесторов, ни господдержки. Так, шаг за шагом за эти годы «Агроплазма» стала мощным селекционно-семеноводческим предприятием, продукция которого успешно конкурирует с ведущими мировыми компаниями. В интервью журналу «Аграрная политика» Николай Иванович рассказал, какие направления в селекции подсолнечника сегодня наиболее перспективны и какие современные методы использует «Агроплазма» для создания конкурентоспособных гибридов.

«Агроплазма» в цифрах

20 лет на рынке

более 35 гибридов подсолнечника

8 гибридов кукурузы

10 сортов сорго

Николай Иванович, вы создавали компанию в конце 90-х – начале 2000-х годов. Время, надо сказать, довольно непростое. Скажите, как вы пришли к этой идее и какую вы увидели перспективу для развития на рынке России?

К моменту основания компании «Агроплазма» у меня уже был накоплен неплохой опыт, причем не только непосредственно в сфере селекции. Я проработал 17 лет селекционером по кукурузе в Краснодарском НИИСХ им. П.П. Лукьяненко. Мне очень повезло – моим учителем, наставником был знаменитый академик Михаил Иванович Хаджинов. После этого я работал в одной из крупнейших американских компаний в сфере селекции подсолнечника – Cargill. Там я приобрел знания также в области коммерции, маркетинга. Объединив их с опытом в селекции, решил попытаться создать собственную компанию.

Что касается потенциала и перспектив на рынке, то еще во время работы в государственном НИИ я понял, что советская система семеноводства крайне неэффективна. Бывали случаи, что я даже не узнавал свои сорта на товарных посевах – усилия, которые я прилагал к созданию лучшего сорта, терялись в процессе семеноводства. Эта ситуация не могла удовлетворить человека, который любит свою работу. Американские компании работают по схеме полного цикла – от селекции до продажи семян. Это подтолкнуло меня к организации российской компании, которая бы полностью отвечала за качество своего продукта.

Очень часто в разговорах об отечественной селекции аграрии отмечают, что эта отрасль была разрушена в 90-е годы, и поэтому сегодня российские гибриды и сорта существенно проигрывают иностранным. На ваш взгляд, это действительно так?

Отчасти я соглашусь с этим мнением, но уточню – мы не разрушили в 90-х годы отрасль селекции, она на тот момент была абсолютно неконкурентоспособна. Тогда на российский рынок зашли лучшие иностранные компании, которые и подавили советскую селекцию и семеноводство. А правительство вместо того, чтобы стимулировать развитие эффективных компаний, которые могли бы создавать качественные гибриды, поддерживало нежизнеспособный механизм государственных селекционных учреждений. Селекция – это прежде всего конкуренция. Это ежедневная борьба с соперниками за рынок, прибыль, конкретного потребителя. Поэтому то, что произошло с отечественной селекцией – естественный процесс. Особенно когда мы говорим о таких культурах, как кукуруза и подсолнечник, которые могут проявлять свои качества не только на той территории, где создавался гибрид, а в других регионах по всему миру. Например, для пшеницы, гороха и т.д. очень важна адаптация к местным условиям, и поэтому 90% площадей в России заняты отечественными сортами. А гибриды кукурузы и подсолнечника должны быть конкурентоспособны во всем мире, то есть уровень наших исследований, разработок должен быть сопоставим с ведущими международными корпорациями. Поэтому я думаю, что пока в России не появятся новые частные компании, способные конкурировать на мировом рынке, наша страна будет отставать в этой сфере. 

20 лет назад компания «Агроплазма» начинала с нуля. Как за это время удалось приобрести материально-техническую базу, обеспечены ли вы сейчас всем необходимым для эффективной работы?

Действительно, если другие компании имели материальные возможности по приобретению новой техники, лабораторной базы, нам приходилось инвестировать из частного бюджета. Постоянно вкладывали в развитие материальной базы, и за 20 лет приобрели земли, где сейчас закладываются опыты, складские помещения для хранения семян, очистительные линии, на которых доводим семена до нужных кондиций. Сейчас «Агроплазма» довольно эффективно развивается. Мы закупаем селекционные комбайны, способные одновременно убирать культуру, определять влажность, отбирать пробы. Приобретаем специальные селекционные сеялки и другое оборудование, которое необходимо для процесса. Построили хранилища, где можем хранить семена при низких температурах, так как от этого зависит всхожесть семян, особенно подсолнечника.

А что касается кадров – в сельском хозяйстве с этим в целом непросто, а в селекции, должно быть, еще сложнее?

Это действительно так. Во-первых, сказывается гонение на генетику, которое существовало в 50-60-е годы. К сожалению, селекционно-генетические кадры, которые готовились тогда в России, были не очень высокой квалификации. Во-вторых, иностранные компании сейчас ведут в России и производство семян, торговлю. Поэтому всех перспективных выпускников учебных заведений они привлекают к себе на работу высокими зарплатами и другими бонусами. Поэтому мы испытываем очень большой дефицит в профессиональных специалистах. Я, например, уже два года ищу селекционера, не могу подобрать человека, который мог бы квалифицированно исполнять свои обязанности.

Сегодня селекция – одна из сфер, где активно внедряются новые технологии. Если раньше процесс создания одного гибрида или сорта мог занимать десятки лет, то сегодня, благодаря новым методам, появилась возможность значительно ускорить работу. Скажите, какие технологии применяет компания «Агроплазма» при создании гибридов?

Современная селекция, особенно в лучших зарубежных компаниях, основана на геномном методе. В России он пока мало распространён, потому что наши учебные заведения не готовят специалистов такого профиля. Я неоднократно поднимал этот вопрос на различных совещаниях. За современными методами – будущее, и в нашей компании это понимают. Пока мы нашли для себя выход в кооперации с другими научными учреждениями. «Агроплазма» является резидентов фонда «Сколково», принимаем участие в проекте по селекции масличных культур Сколковского института науки и технологий (Сколтех). Также в штате компании есть у нас биотехнолог, мы стараемся использовать биотехнологии для ускорения селекционного процесса.

Если говорить о кукурузе, то не так давно мы выиграли грант Сколково на проект «Ускоренная селекция и семеноводство кукурузы на фертильной основе». 99% отечественных гибридов создаются на основе технологии цитоплазматической мужской стерильности. А в мире наоборот 85-90% производятся на фертильной основе, то есть с обрыванием метелок. Для того чтобы создать гибриды на стерильной основе уходит 10-15 лет, то есть селекционный процесс отечественных компаний значительно медленнее, чем у иностранных. Поэтому мы пошли по тому пути, который наиболее распространен в мире. Мы создаем гибриды быстро, внедряем их в производство. Конечно, это требует больших вложений – в отработку технологии, приобретение нового оборудования. Надеемся, что эта стратегия оправдает себя, и в ближайшие 5 лет «Агроплазма» добьется по кукурузе таких же успехов, что и в селекции подсолнечника.

Николай Иванович, вернемся к вашей основной деятельности – селекции подсолнечника. Какие направления сегодня наиболее актуальны? На какие качества продукта вы делаете упор при создании гибридов?

Сегодня существует несколько очень важных направлений в селекции подсолнечника. Первое – это создание гибридов, устойчивых к новым расам заразихи. Вы знаете, что этот паразит сегодня наносит огромный урон производству, и процесс формирования новых рас будет продолжаться. Ростовская область еще 5 лет назад была основным производителем подсолнечника в России. Сейчас посевные площади под этой культурой сократились в несколько раз из-за распространения заразихи. Сегодня все мировые селекционеры находятся в постоянном соревновании с этим паразитом, и наша компания также активно этим занимается.

Второе направление – это устойчивость к гербицидам. Многие аграрии сейчас активно переходят на выращивание подсолнечника по технологиям Clearfield®, Clearfield® Plus и SUMO (другое название – технология Express). Кратко их суть заключается в использовании специальных гербицидов и устойчивых к нему гибридов. «Агроплазма» – единственная российская компания, в портфеле которой имеются гибриды для этих технологий.

И третье направление – создание суперранних гибридов. В нашей стране большие посевные площади подсолнечника располагаются в северных зонах, которых нет в Европе и Америке. Это свободная ниша, ее пока не заняли иностранные компании. Поэтому одно из главных направлений для нас – селекция ранних и суперранних гибридов для этих зон. Пока там высеваются устаревшие сорта, созданные еще 50-60 лет назад, с низкой продуктивностью. А новый материал еще никто не подготовил, и мы решили исправить эту ситуацию.

Селекцией кукурузы компания «Агроплазма» начала заниматься только 4 года назад. Расскажите о вашей селекционной программе – на что вы делаете ставку в ней?

Что касается кукурузы, то рынок формирует два главных запроса – это высокая продуктивность и низкая уборочная влажность зерна при созревании. Вырастить хороший урожай – это только полдела. Если зерно будет сырое, его придется сушить, а это значит, что рентабельность производства будет низкая. Поэтому наша программа по селекции кукурузы направлена на создание гибридов с низкой уборочной влажностью.

Пока в нашем портфеле есть гибриды с ФАО от 200 до 300, работаем над созданием более раннеспелых. Также мы занимаемся разработкой позднеспелых гибридов кукурузы, которые в России и не востребованы. Планируем продвигать их на международном рынке – такие гибриды актуальны для выращивания в Турции, Пакистане и ряде других стран.

Тема создания гибридов на экспорт также очень интересная. В каких странах уже представлены гибриды «Агроплазмы»?

Мы уже зарегистрировали гибриды в ближайшем зарубежье: Украине, Белоруссии, Казахстане, Узбекистане, Киргизии. В дальнем зарубежье: Турции, Пакистане. Сейчас проходят испытания, и начинается регистрация гибридов в Венгрии и Румынии. Недавно получили информацию из Хорватии – один из наших гибридов показал хороший результат, и компания хочет начать процесс регистрации и приобретения лицензии на производство. 

Назовите несколько гибридов подсолнечника, которые, на ваш взгляд, являются вашими наиболее удачными разработками? Какие новые гибриды вы представили на рынке в этом году?

Один из самых популярных в России раннеспелых гибридов селекции компании «Агроплазма» – Светлана. Ежегодно мы продаем большие объемы семян в Оренбургскую, Самарскую, Тамбовскую области. Второй по распространенности гибрид – Анюта. Это самый высокоустойчивый гибрид, на юге он успешно конкурирует с лучшими иностранными продуктами. Не так давно мы выпустили гибриды Светлана КЛП, Анюта КЛП и Анюта ЭКС – для технологий Clearfield® Plus и SUMO. Еще одна удачная комбинация, на мой взгляд, – гибрид Туника, устойчивый к новым расам заразихи. Также в этом году мы зарегистрировали два классических гибрида подсолнечника с высокой продуктивностью – Гармония и Ипполит.

Николай Иванович, какие задачи сейчас стоят перед компанией «Агроплазма»? В каких направлениях вы видите свое дальнейшее развитие?

Если говорить о подсолнечнике, то наша ключевая задача в селекции – совместить в одном гибриде комплексную устойчивость: к гербицидам для технологий Clearfield Plus и SUMO; создать гибриды для Clearfield Plus и SUMO, генетически устойчивые к новым расам заразихи. У нас есть материал для работы, поэтому будем продолжать исследования. Также в приоритете – выход на зарубежные рынки, в частности, как я уже говорил, Венгрии и Хорватии.

Хочу также заметить, что, помимо кукурузы и подсолнечника, «Агроплазма» занимается селекцией сорго. Для меня эта культура – своего рода хобби. В этом году мы зарегистрировали два новых сорта – Комби и Соломон. Это очень раннеспелые сорта, и мы рассчитываем, что сорго будет продвигаться на север, например, в засушливые зоны, такие как Оренбургская и Самарская области. «Агроплазма» является членом европейской межпрофессиональной ассоциации сорго Sorghum ID. На конгрессе ассоциации я познакомился с голландским селекционером, который очень любит эту культуру. Наша компания предоставила материал для создания супер раннего сорта сорго, и в результате совместной работы получился гибрид, способный вызревать в Северной Европе. Поэтому теперь мы планируем дальше развивать это направление и выйти на европейский рынок. Сорго сейчас испытывает европейский бум. Возможность расширения площадей под кукурузой в Европе ограничена, не хватает воды, поэтому аграрии перестраиваются на сорго. Эта культура очень близка по химическому составу к кукурузе, но главное ее преимущество – это высокая засухоустойчивость и жаростойкость. Я считаю, что сорго очень недооценено в мире. Тем не менее уже сейчас нам хочется сделать то, что будет востребовано через 5 и более лет. Будем работать на перспективу.